Что касается второй части убытков – упущенной выгоды, то необходимо отметить два существенных обстоятельства. Во-первых, Кодекс говорит о неполученных доходах, не оставляя места для толкования категории «упущенная выгода» как не полученной лицом, чье право нарушено, чистой прибыли, за исключением всех не понесенных им расходов, а также сэкономленных средств в связи с нарушением его права. До недавнего времени такой подход господствовал в арбитражно-судебной (а еще ранее – арбитражной) практике.

Во-вторых, Кодекс дает ориентир и в определении размера упущенной выгоды, который не может быть меньше, чем доходы, полученные лицом, допустившим нарушение права, вследствие этого нарушения. Данное обстоятельство приобретает особое значение в довольно типичных сегодня ситуациях, когда, например, продавец (поставщик), получив в качестве предоплаты деньги покупателя, вместо закупки товаров, подлежащих передаче покупателю, использует его деньги для совершения иных сделок, не имеющих отношения к договору, либо просто помещает эти деньги на депозитный счет в банке в целях извлечения прибыли в виде процентов.

Возмещение убытков, основанное на усовершенствованных гражданско-правовых нормах (ст. 15, 16, 393, 394 ГК), должно стать обычным, часто употребляемым способом защиты нарушенных гражданских прав. Многое будет зависеть и от арбитражно-судебной практики, предъявляющей сегодня чрезмерно жесткие требования к доказательствам, подтверждающим как наличие убытков в связи с нарушением субъективного права, так и их размер. В качестве первого шага в этом направлении можно было бы предложить исходить при разрешении споров из определимого в зависимости от конкретных обстоятельств минимального размера убытков, не требующего доказательств.

Представляется, что такой подход применительно к нарушениям обязательств, связанных с предпринимательской деятельностью, возможен уже в настоящее время. К примеру, в случае неисполнения должником денежного обязательства для кредитора, исполнившего свои обязанности (по передаче товара, выполнению работ, оказанию услуг), в качестве минимального размера убытков, не требующих доказывания, можно было бы принять средний размер процентов по кредитам, взимаемых банками в месте нахождения кредитора. При этом не должно иметь значения, обращался ли кредитор в банк за кредитом или обошелся денежными средствами, имеющимися на его расчетном счете, ибо, исходя из правильно понимаемых условий делового оборота, такой кредитор должен был обратиться к банку с просьбой о выдаче кредита.

В случае невыполнения продавцом (поставщиком) обязанности передать покупателю товар, а равно необоснованного отказа покупателя от товара в качестве минимальных убытков можно принять разницу между текущей ценой на данный товар на день предъявления требований и ценой, указанной в договоре. Аналогичным образом могли бы определяться минимальные убытки, вызванные неисполнением своих обязательств подрядчиком (исходя из текущей цены, взимаемой за аналогичные работы).

Значительным изменениям по сравнению с ранее действовавшим законодательством подвергся в ГК и такой способ защиты субъективных гражданских прав, как признание сделки недействительной. В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 6 Гражданского кодекса РСФСР, ст. 6 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки непосредственно содержатся в перечне способов защиты гражданских прав, которые носят универсальный характер (ст. 12 ГК).

Давно признанная в юридической науке и в судебной практике дифференциация недействительных сделок на оспоримые и ничтожные также нашла отражение в ГК. Правда, арбитражно-судебная практика отреагировала на данное обстоятельство неоднозначно: стали появляться определения арбитражных судов о прекращении производства по делам, возбужденным по искам о признании недействительными сделок при наличии оснований считать их ничтожными (противоречие сделки требованиям законодательства, мнимая и притворная сделки и т.п.). Такой подход основывается на том, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК), применение последствий недействительности ничтожной сделки рассматривается в качестве самостоятельного требования (ст. 12), в отношении которого предусмотрен специальный более продолжительный срок исковой давности (п. 1 ст. 181).

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Принципы административной ответственности за налоговые правонарушения.
При применении административных методов воздействия к должностным лицам предприятий, учреждений и организаций (руководителю и главному бухгалтеру) необходимо установление вины, поскольку в соответс ...

Заключение.
В заключении всего сказанного можно сделать вывод: Соблюдение налогового законодательства является обязанностью налогоплательщика. Выполнение обязанностей хозяйствующими субъектами, вытекающих и ...

Заключение.
Мы видим что правовая база у нас есть.Законы выполняются и работают.Многое доработано,многое предстоит доработать.Остается надеяться что в конце концов мы справимся с теми трудностями которы ...