Разрешая спор, суд исходил из того, что все заинтересованные службы (ОАО "Горэлектросеть" г.Кисловодска, отдел государственного пожарного надзора по г.Кисловодску, ОАО "Кисловодскгоргаз", предприятие "Водоканал"г.Кисловодска) пришли к выводу о том, что возведенная Д-ян пристройка отвечает установленным требованиям и может быть принята в эксплуатацию, а также того, что пристройка возведена на земельном участке, выделенном ответчице. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о возможности признания за Д-ян права собственности на указанную пристройку и отказе в иске о ее сносе.

В то же время судом учтено, что влага от осадков с крыши пристройки попадает на стену принадлежащей Д-скому части строения, но это обстоятельство может быть устранено и без сноса пристройки. Между тем других требований, связанных с устранением препятствий в пользовании домом (об установлении водостоков, переносе труб и т.д.), Д-ским не заявлялось. Поэтому суд правомерно рассмотрел дело в пределах заявленных требований.

Неправильное применение норм материального и процессуального права повлекло ошибочное разрешение спора о признании недействительной сделки купли-продажи дома. В подтверждение факта заключения договора купли-продажи дома сторона по сделке не вправе ссылаться на свидетельские показания .

Производственный кооператив (ПК) "Колорит" в октябре 1999г. обратился в суд с иском к К. и Л. о признании недействительным договора купли-продажи домовладения и применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на дом за производственным кооперативом.

В заявлении ПК "Колорит" сослался на следующие обстоятельства.

В 1990г. ему были выделены средства в размере 12 тыс. рублей на покупку дома, находящегося рядом с помещением, которое занимал кооператив, в целях строительства производственной базы и офиса. К. как работник кооператива должен был оформить договор купли-продажи на свое имя, поскольку в соответствии с действовавшим на то время законодательством частное домовладение не могло быть приобретено юридическим лицом.

13 ноября 1990г. дом куплен у продавца В., действовавшего в интересах Ж., и оформлен на имя К. Старый дом и постройки, расположенные на участке, со временем были снесены, и на их месте силами и за счет средств кооператива "Колорит" возведены новые постройки. В 1994г. этот дом принят в эксплуатацию. Однако К. отказался признать право собственности кооператива на возведенный дом и хозяйственные постройки и стал пользоваться ими как своей собственностью. Кооператив просил признать договор купли-продажи жилого дома, заключенный между В. и К., притворной сделкой и признать право собственности на упомянутое строение за ним.

Решением Ворошиловского районного суда г.Волгограда от 23 мая 2002г. иск удовлетворен.

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда 21 августа 2002г. решение суда оставила без изменения.

Президиум Волгоградского областного суда 7 марта 2003г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене судебных постановлений оставил без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. поставил вопрос об отмене решения Ворошиловского районного суда г.Волгограда, определения Судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда и постановления Президиума этого же суда и вынесении нового решения об отказе ПК "Колорит" в иске.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 17 июня 2003г. судебные решения отменила, дело передала на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск ПК "Колорит", суд признал договор купли-продажи дома от 13 ноября 1990г. притворной сделкой на основании ст.170 ГК РФ, применил последствия ее недействительности, признав право собственности на возведенный дом за ПК "Колорит".

Однако данная норма материального права применена судом неправильно.

В соответствии с п.2 ст.170 ГК РФ притворная сделка, т.е. сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна.

К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно. Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. При этом, как следует из примененной судом нормы, к прикрываемой сделке, на совершение которой направлены действия сторон с целью создания соответствующих правовых последствий, применяются относящиеся к ней правила, в том числе о форме сделки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Роль римского права
Исключительно важным и своеобразным источником развития римского права в классический период становится деятельность юристов, которая способствовала развитию стройности и цельности всей правовой сис ...

Оформление интерьера
Восприятие цвета и само понятие цвета представляют собой чрезвычайно сложное явление. Закономерности цветового восприятия основаны на природных ассоциациях. Природа всегда была источником цветовых ...

Понятие малозначительности в налоговом и административном праве.
Действующие налоговое законодательство и административное законодательство не содержат запрета на прекращение административных дел производством за малозначительностью (ст.22 КоАП РСФСР) совершенно ...