В Общественный совет по защите прав пациентов при Росздравнадзоре и в «Лигу пациентов» нередко обращаются граждане с жалобами на то, что медицинская документация в отношении их диагностики и лечения ведется плохо: почерк врачей часто настолько не разборчив, что его не может понять ни сам пациент, ни другие врачи; в документах встречаются дописки и переписывание целых листов и частей карт (ряд таких дописок установлен судами), что заставляет сомневаться в хронологии событий и в корректности назначений; порой документация не ведется вовсе, как, например, в стоматологическом секторе платных услуг.

Поскольку нет объективного отражения событий, трудно рассчитывать на то, что и дальнейшее медицинское вмешательство, которое должно учитывать предыдущий опыт, будет правильным.

С правовой точки зрения можно констатировать, что формы медицинской отчетности ведутся медицинскими организациями в одностороннем порядке, что противоречит духу гражданского права, когда в ведении письменных форм документов (письменных формах сделки) участвуют обе стороны. При попытке же получить необходимую информацию о состоянии своего здоровья и назначениях врача пациент нередко натыкается на проблемы, связанные с явным нежеланием медицинской организации выдавать копии медицинских документов, как это предписано ст. 31 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 г. № 5487-1, т. е. пациент сталкивается с нарушением прав.

Известная расхожая во врачебной среде фраза: «История болезни пишется для прокурора», – подчеркивает верность указанных выше обстоятельств.

Между тем согласно упомянутой выше статье Основ «каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения».

Контекст этого права указывает на то, что существующие формы медицинской отчетности составлены без учета приведенной нормы, что и приводит к многочисленным нарушениям при заполнении этих форм.

Простым, но эффективным решением проблемы может стать внесение места для подписи пациента в существующие формы медицинской отчетности, такие как «Медицинская карта стационарного больного» (форма № 003/у), «Медицинская карта прерывания беременности» (форма № 003—1у), «История родов» (форма № 096/у); «История развития новорожденного» (форма № 097/у), «Медицинская карта амбулаторного больного» (форма № 25/у—87), «История развития ребенка» (форма № 112/у), «Медицинская карта ребенка» (форма № 026/у), «Индивидуальная карта беременной и родильницы» (форма 111/у), «Медицинская карта больного туберкулезом» (форма № 081/у) и т. п.

Эта подпись может выглядеть так: «Ознакомлен. Дата. Подпись» – в тех местах учетных форм, где речь идет о сборе анамнеза и диагностике, а в тех местах учетных форм, где идут назначения врача, ставится запись в виде: «Согласен (не согласен). Дата. Подпись».

Место для подписи пациента должно быть на каждой странице типовой формы.

Пациент должен быть вправе делать замечания (комментарии, возражения) в своей карте. В частности, согласно ст. 33 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 пациент вправе отказаться от медицинского вмешательства в письменной форме. Для этого в типовых формах должно быть место.

При этом требовать подписи пациента против его воли врач не вправе, за исключением ситуаций отказа от медицинской помощи. Во всех иных случаях наличие подписи пациента в заполненной учетной форме не обязательно, но врач должен сделать запись о причинах отсутствия подписи.

Подпись пациента может отсутствовать без дополнительных обоснований в силу тяжести состояния пациента (кома, шок, тяжелая травма, паралич и т. п.).

В случае когда интересы пациента представляет другое лицо, назначенное им самим или компетентным органом, свою подпись (замечания, комментарии, возражения) ставит полномочное лицо в пределах своей компетенции. Это также распространяется на случаи умственной недееспособности пациента (психические расстройства) и случаи несовершеннолетнего возраста пациента.

Общественный совет при Росздравнадзоре в своем решении выразил уверенность, что принятие предлагаемой меры во многом изменит, когда это необходимо, отношения между пациентом и врачом от патерналистской модели к партнерской. В любом случае, медицинская документация будет вестись намного качественнее, нежели теперь, а врач должен будет разъяснять пациенту, что именно он записал, – это соотносится с требованиями к информированию пациента, указанными в ст. 31–33 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1.

Смотрите также

Административная ответственность за нарушение налогового законодательства как один из видов административной ответственности
Процесс формирования норм налогового законодательства выявил особую актуальность установления ответственности за налоговые нарушения. Прямая зависимость государственного бюджета от на ...

ЗАЯВЛЕНИЕ АВТОРА
Для понимания первых четырех книг этого труда следует заметить, что 1) под словом республиканская добродетель  я разумею любовь к отечеству, т. е. любовь к равенству. Это не христианская или н ...

Аграрное право
...