Приведенные положения Кодекса имеют принципиальное значение при разрешении споров, связанных с распоряжением имуществом таких юридических лиц. Иные правила, закрепленные в учредительных документах, судом не могут применяться.

К. и другие члены рыболовецкого колхоза обратились в суд с иском к банку и этому колхозу о признании недействительными кредитного договора и договора залога, заключенных между ответчиками, указав на то, что согласно уставу имущество колхоза принадлежит им на праве общей долевой собственности, договоры заключены с нарушением установленного порядка распоряжения общим имуществом. Решением суда, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, иск был удовлетворен по тем мотивам, что согласно п.4.1 Устава рыболовецкого колхоза предусмотрена принадлежность имущества колхоза его членам на праве частной (общей долевой) собственности, при заключении оспариваемых договоров нарушен установленный ст.246 ГК РФ порядок распоряжения имуществом, находящимся в долевой собственности. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ Определением от 28 декабря 1998г. отменила состоявшиеся по делу решения, указав на то, что названное положение Устава, на котором основано применение судом нормы материального права, не могло быть учтено. В соответствии с п.2, 3 ст.3 Федерального закона от 8 декабря 1995г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" рыболовецкий колхоз признается одним из видов сельскохозяйственных производственных кооперативов. Согласно п.3 ст.34 указанного Закона кооператив является собственником имущества, переданного ему в качестве паевых взносов его членами, а также имущества, произведенного и приобретенного кооперативом в процессе его деятельности. Производственные кооперативы согласно ч.2 ст.48 ГК РФ относятся к юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права. При таком положении ошибочен вывод суда о том, что имущество колхоза находится в общей долевой собственности истцов, и ст.246 ГК РФ, требованиям которой, по мнению суда, не соответствуют оспариваемые договоры, применена по настоящему делу неправильно.

Отношения собственности, связанные с участием в производственных кооперативах, следует учитывать при разрешении споров супругов о разделе совместно нажитого имущества, в состав которого входят паи в таких кооперативах.

Так, по одному из дел суд наложил арест на здания и сооружения производственного кооператива, запретив производить их отчуждение. Тем самым суд неправомерно вмешался в хозяйственную деятельность юридического лица и ограничил его права собственника, хотя предметом судебного спора был принадлежащий одному из супругов, являвшемуся членом кооператива, пай в этом кооперативе.

По другому делу суд по иску супруга признал недействительным договор продажи недвижимости, заключенный производственным кооперативом, членом которого являлся другой супруг, сославшись на то, что в силу п.3 ст.35 СК РФ для совершения такой сделки требовалось нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Между тем в данном случае собственником недвижимого имущества являлся не супруг, а сам кооператив, который вправе был распорядиться им по своему усмотрению в порядке, установленном уставом.

При покупке жилого дома, квартиры часто возникают споры, связанные с применением такого способа обеспечения исполнения обязательств, как задаток.

В соответствии с п.1 ст.380 ГК РФ задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Суду должны быть представлены в первую очередь допустимые доказательства заключения договора и размера причитающихся со стороны по договору платежей, поскольку задатком может обеспечиваться лишь существующее обязательство.

Обычно в подтверждение требований о возврате в двойном размере уплаченной денежной суммы представляется расписка о получении этой суммы ответчиком в качестве задатка по договору, который стороны намерены заключить. Однако задатком обеспечивается не обязательство по заключению договора, а обязательство об уплате суммы по заключенному договору. Одно только намерение заключить в будущем договор не означает возникновения обязательства по уплате платежей. Подобная расписка может подтверждать лишь факт передачи денежной суммы, которую согласно п.3 ст.380 ГК РФ следует рассматривать в качестве аванса, а не задатка, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Возникают осложнения в судебной практике и при применении такого способа обеспечения обязательств, как залог, который может возникать из договора либо на основании закона.

Договор залога недвижимого имущества (договор об ипотеке) требует государственной регистрации, несоблюдение этого правила влечет недействительность договора (ст.339 ГК РФ).

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Смотрите также

ЗАЯВЛЕНИЕ АВТОРА
Для понимания первых четырех книг этого труда следует заметить, что 1) под словом республиканская добродетель  я разумею любовь к отечеству, т. е. любовь к равенству. Это не христианская или н ...

Заключение.
В заключении всего сказанного можно сделать вывод: Соблюдение налогового законодательства является обязанностью налогоплательщика. Выполнение обязанностей хозяйствующими субъектами, вытекающих и ...

Понятие малозначительности в налоговом и административном праве.
Действующие налоговое законодательство и административное законодательство не содержат запрета на прекращение административных дел производством за малозначительностью (ст.22 КоАП РСФСР) совершенно ...